Все о статье 264 Уголовного кодекса РФ. - Судебная практика


Все о статье 264 Уголовного кодекса РФ.


Мы знаем насколько важно получить консультацию специалиста сразу после дтп,
поэтому срочная консультация оказывается бесплатно по телефону 8 967 264 264.1

Судебная практика

Мосгорсуд -  шаг назад.

Долгое время в некоторых регионах России при расследовании преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ, а именно наездов на пешеходов, следователи  не выясняли, располагал ли водитель технической возможностью избежать наезд на пешехода, проще говоря, успевал ли водитель остановить автомобиль.

Например, следователь УВД г. Калининграда рассказывала мне об одном деле о ДТП, находившемся в ее производстве. Пешеход стоял на середине дороги, пропуская транспорт. Неожиданно пешеход возобновил движение и, сделав 1-2 шага, наткнулся на левую сторону проезжавшего мимо автобуса (в районе середины). В результате чего, тело пешехода развернуло, и он получил винтовой перелом опорной ноги. Следователь возбудила уголовное дело и, не проводя экспертизу технической возможности водителя остановиться, предъявила водителю автобуса обвинение, и направила дело в суд.

Я спросил следователя: «А в чем виноват водитель? Мог ли он успеть остановиться, если начало движения пешехода (момент возникновения опасности) возникло тогда, когда водитель уже проехал стоящего пешехода?» Ведь водитель в этом случае мог увидеть начало движения пешехода разве что в левое зеркало заднего вида, и уж тем более он не мог успеть остановить автобус На мой вопрос следователь ответила, что она руководствуется п.10.1 ПДД, мол водитель должен вести транспортное средства (далее – ТС) с учетом дорожной обстановки. Оценка технической возможности водителя ТС остановиться ей не нужна, так как такие дела и без экспертизы в суде проходят. И таких случаев в регионах было немало.

Согласитесь, мало приятного, когда водителей привлекают к уголовной ответственности, даже не выясняя, мог ли он остановить автомобиль и избежать наезда на пешехода. В целях исправления порочной судебной практики Верховный суд РФ в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 (ред. от 24.05.2016) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" (далее по тексту – Постановление Пленума) указал, что уголовная ответственность по статье 264 УК РФ наступает, если у водителя имелась техническая возможность избежать дорожно-транспортного происшествия и между его действиями и наступившими последствиями установлена причинная связь.

Рассчитать техническую возможность водителя остановить ТС может только автотехническая экспертиза.
В п. 8 Постановления Пленума указано:  «Судам следует иметь в виду, что в компетенцию судебной автотехнической экспертизы входит решение только специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием».
Казалось бы, порочная практика исправлена, и для определения технической возможности избежать наезда на пешехода при расследовании таких дел о ДТП стали проводить автотехнические экспертизы. В некоторых случаях были даже перегибы и прокуратура требовала проведение расчетов по всем делам, даже по тем, где такие расчеты были не нужны. Например, когда водитель совершил маневр и, выехав за пределы проезжей части, совершил наезд на пешехода на тротуаре.

Однако недавно я наткнулся на апелляционное постановление Московского городского суда от 16 ноября 2016 г. по делу N 10-15585/16, по которому приговор  Бабушкинского районного суда г. Москвы от 8 июня 2016 года в отношении С.В.А. оставлен без изменения, а также отклонены апелляционные жалобы осужденного и адвоката.

Суть дела в том, что С.В.А. (далее - водитель) получил три года колонии поселения за то, что находясь в трезвом состоянии, управляя автомобилем следовал по улице в г. Москве. На переднем пассажирском сидении находилась его жена. Превышение скоростного режима в действиях водителя не установлено.Проезжая в районе очередного пешеходного перехода, водитель обнаружил, что непосредственно перед автомобилем справа налево по ходу движения выскочил человек.  Как установлено следствием, этот пешеход находился в состоянии алкогольного опьянения. Водитель применил торможение, но избежать наезда не удалось. В больнице пешеход умер. Вероятнее всего многие скажут, что совершив наезд на человека на пешеходном переходе, водитель виноват. Но не спешите делать выводы. Давайте разберемся.

Действующие правила не содержат требования остановиться перед пешеходным переходом, как например, перед стоп-линией.

В п. 3 Постановления Пленума Верховный суд РФ указал, что при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 264 УК РФ, судам следует указывать в приговоре, нарушение каких конкретно пунктов Правил дорожного движения (далее Правил) или правил эксплуатации транспортного средства повлекло наступление последствий, указанных в статье 264 УК РФ, и в чем конкретно выразилось это нарушение. То есть, если бы в правилах имелся пункт, который требовал остановиться перед «зеброй», то следствие и суд, несомненно указали бы этот пункт в обвинении. Но этого пункта нет в правилах дорожного движения, соответственно его  нет и  в обвинении.

По приговору водителя обвинили в нарушении пп. 1.3, 1.5, 10.1, 14.1 Правил дорожного движения РФ. Напомню, что вышеуказанные пп. 1.3. – 1.5. Правил это общие требования о соблюдении участниками  дорожного движения требований самих Правил, сигналов светофоров, знаков и разметки, а также обязанность участников движения выполнять распоряжения регулировщиков, действующих в пределах предоставленных им прав и регулирующих дорожное движение установленными сигналами, а также не создавать опасности для движения и не причинять вреда. Этими пунктами кроме водителя так же обязаны в полной мере руководствоваться и пешеходы.

Пунктом 10.1. Правил предусмотрено, что водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В рассматриваемом случае, как было установлено следствием,  водитель скоростного режима не нарушал.

Из п. 14.1. Правил следует, что водитель транспортного средства, приближающегося к нерегулируемому пешеходному переходу, обязан уступить дорогу пешеходам, переходящим дорогу или вступившим на проезжую часть (трамвайные пути) для осуществления перехода.

Итак, как мы видим, что водителю не вменяли нарушение пункта Правил, который бы требовал остановиться перед  «зеброй». Такого пункта в Правилах просто не существует. Таким образом, водители не должны останавливаться перед каждым пешеходным переходом, если конечно на нем нет пешеходов.

Водителю вменяют пункт правил 10.1, требующий в случае возникновения опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, принять меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

В п. 7. Постановления Пленума Верховный суд указал: «при решении вопроса о технической возможности предотвращения дорожно-транспортного происшествия судам следует исходить из того, что момент возникновения опасности для движения определяется в каждом конкретном случае с учетом дорожной обстановки, предшествующей дорожно-транспортному происшествию. Опасность для движения следует считать возникшей в тот момент, когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить».

Когда же в данной дорожно-транспортной ситуации для водителя возникает момент опасности? Когда водитель имел объективную возможность ее обнаружить? Ответы на эти вопросы содержатся в п. 14.1 Правил, согласно которому обязанность уступить дорогу пешеходам возникает в момент выхода пешехода на проезжую часть. Таким образом, когда пешеход стоит или идет по тротуару водитель имеет право продолжать движение, ведь никакой опасности для его движения нет. Продолжая движение с разрешенной скоростью, скажем 60 км/час, водитель ничего не нарушает. Я повторюсь, что  Правила не предусматривают обязанность водителя остановиться перед «зеброй» как перед стоп - линией.
Кто-нибудь, останавливается перед зеброй, когда на ней никого нет? Ответ на этот вопрос очевиден – конечно, нет.

Напомню, что при выходе пешехода на проезжую часть вне пешеходного перехода, у водителя так же возникает момент опасности, с которого он обязан снижать скорость.

Так чем же отличается движение пешехода по переходу от выхода на проезжую часть вне перехода, если и в том и в другом случае с момента выхода пешехода на проезжую часть для водителя возникнет опасность, и он должен применять торможение?

Разница лишь в том, что на «зебре» водитель предупрежден о возможном появлении пешехода, и при расчетах будет браться максимально низкое время реакции водителя, а именно 0,6 сек. В то время как при движения пешехода вне перехода время реакции составит около 1 сек, а при появлении пешехода из-за препятствия, например, припаркованного автомобиля, так и вовсе 1,2 сек. В последнем случае тормозной путь увеличится примерно на 8-10 метров. Больше различий я не вижу, поскольку и в том, и в другом случае при выходе на проезжую часть водитель обязан применять торможение, то есть  при расследовании уголовного дела этой категории следователь должен выяснить успевал ли водитель остановить автомобиль. На языке профессионалов это звучит так: располагал ли водитель технической возможностью избежать наезда на пешехода путем применения торможения с момента возникновения опасности – выхода на «зебру».

По мнению суда вина С.В.А. в нарушении Правил дорожного движения, повлекшего по неосторожности смерть человека, подтверждается подробно приведенными в приговоре доказательствами, в частности:
«- показаниями потерпевшей Я., и свидетеля Я., ., из которых следует, что очевидцами ДТП они не были, однако, пояснили, что потерпевший спиртным не злоупотреблял, также дали показания об организации его похорон и понесенными в связи с этим расходами, а также о характере и размере морального вреда и материальных расходов, причиненных преступлением,
(иными словами пешеход пил, но некоторые пьют и больше. Прим автора)
- показаниями свидетеля осужденного Р. (супруги осужденного, находившейся в автомобиле в момент ДТП в качестве пассажира), из которых следует, что ее супруг, С.В.А., 21 октября 2015 года следовал по. со скоростью. км/ч, при подъезде к нерегулируемому пешеходному переходу он снизил скорость до . км/ч. Она, Р., увидела пешехода только на пешеходном переходе, после чего ее супруг затормозил, вывернул руль вправо, но наезда избежать не удалось, от удара пешеход отлетел вперед и упал на проезжую часть;»
(жена могла воспользоваться ст. 51 Конституции РФ и не давать показания против своего супруга, а если и давать, то показания позволяющие доказать невиновность супруга. Других свидетелей как мы видим не было. Прим. автора)
- первоначальными показания самого осужденного С.В.А., данными им в качестве подозреваемого и затем  обвиняемого, которые также согласуются с выводом суда о совершении С.В.А. указанного преступления, а именно, будучи допрошенным на предварительном следствии в присутствии адвоката, осужденный С.В.А. пояснил об обстоятельствах ДТП, случившегося 21 октябре 2015 года, согласно которым в указанный день он ехал на принадлежащем ему автомобиле. г.р.з.. со скоростью. км/ч, дорожная разметка просматривалась хорошо, дорожное полотно было. Увидев дорожный знак "пешеходный переход", стал притормаживать, на расстоянии примерно. метров от пешеходного перехода увидел пешехода, но как пешеход двигался, с какой скоростью, останавливался ли на переходе, сказать не может, так как не видел этого. Для предотвращения наезда на пешехода он одновременно предпринял меры экстренного торможения и вывернул колесо влево, но наезда не удалось избежать, от удара правой частью автомобиля пешеход отлетел вперед по ходу его движения и упал головой на асфальтированную часть дороги. Вину в произошедшем ДТП признает полностью (том. л.д.., .,).
(обратите внимание на ошибку водителя, он дал показания в присутствии адвоката. В последствии,  показания скорректировал, но отказаться от первоначальных показаний уже не может, т.к. они даны в присутствии адвоката. Суд применяет эти первоначальные показания  как доказательство вины водителя. Прим. автора).

Помимо изложенного, вина осужденного в совершении инкриминируемого деяния подтверждается письменными материалами дела: протоколом осмотра места совершения административного правонарушения со схемами к нему и фототаблицей, справкой о дорожно-транспортном происшествии, рапортами и карточкой происшествия со сводкой по ДТП, в которых зафиксировано транспортное происшествия, произошедшее 21 октября 2015 года с участием водителя С.В.А. и пешехода Я., а также о дальнейшем доставлении Я. в. и последующей телефонограмме из указанного медучреждения о его смерти; актом исследования трупа Я. и заключением эксперта о характере, локализации и степени тяжести телесных повреждений у потерпевшего, получившего сочетанную травму, образовавшуюся в условиях ДТП и квалифицирующуюся как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, при этом, между сочетанной травмой и наступлением смерти потерпевшего имеется прямая причинная связь.

Как мы видим из решения суда, вина водителя, по мнению суда, доказывается чем угодно, но не автотехнической экспертизой, в то время как Верховный суд РФ высказался о необходимости оценки технической возможности избежать наезда путем применения торможения и только эксперт может рассчитать успевал ли водитель остановить автомобиль. Проведение экспертизы в этом случае было обязательным, поскольку суд не обладает специальными знаниями и самостоятельно провести расчет не может.

Не устанавливая, мог ли водитель успеть остановить автомобиль с момента выхода пешехода на «зебру», суды так же отклонили доводы защиты о том, что пешеход  мог выйти на нерегулируемый пешеходный переход только после того как, оценит расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для него безопасен.

Вот, что написал суд апелляционной инстанции по этому делу:
«При этом, вопреки доводам апелляционных жалоб, суд пришел к обоснованному выводу о том, что нарушений п. 4.5. ПДД РФ потерпевшим Я. не установлено,»
Напомню требования п 4.5. ПДД: на нерегулируемых пешеходных переходах пешеходы могут выходить на проезжую часть (трамвайные пути) после того, как оценят расстояние до приближающихся транспортных средств, их скорость и убедятся, что переход будет для них безопасен.

Как мы уже установили водителям ТС согласно Правил останавливаться перед каждым «пустым переходом» не требуется. Правила не запрещают проехать переход с разрешенной в городе скоростью 60 км/час. Чтобы полностью остановить автомобиль со скорости 60 км/час водителю нужно около 35 метров или примерно 3,5 секунды. То есть даже если пешеход выйдет на проезжую часть в тот момент, когда автомобиль будет в 30 метров от зебры, то водитель остановиться не успеет. Именно для этого написан п. 4.5. Правил, запрещающий осуществлять переход перед близко идущим транспортом.

В 5 пункте Постановления Пленума Верховный суд РФ обратил внимание судов на то, что при исследовании причин создавшейся аварийной обстановки необходимо установить, какие пункты правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств нарушены и какие нарушения находятся в причинной связи с наступившими последствиями, предусмотренными статьей 264 УК РФ.
Пешеход выскочил на проезжую часть перед близко идущим транспортом, и это понятно, ведь он был в состоянии опьянения, зачем ему соблюдать Правила дорожного движения. Именно это нарушение состоит в прямой причинной связи с наступившими последствиями. Но нарушений в действиях пешехода суд не увидел.

Далее суд пишет: «дав при этом критическую оценку доводам осужденного о том, что тот ехал с допустимой скоростью, которую избрал правильно, с учетом дорожной обстановки, снизив скорость транспортного средства, не остановившись перед переходом только из-за отсутствия технической возможности, указав, что данные доводы, в том числе, опровергаются исследованными судом доказательствами по делу, которым суд первой инстанции дал надлежащую оценку, и с которой суд апелляционной инстанции соглашается».

В судебных актах нет доказательств того, что водитель нарушил скоростной режим установленный на данном участке.
«Избрать скоростной режим с учетом дорожной обстановки» означает, вести авто с учетом видимости в том направлении, в котором движется автомобиль. Нельзя, например, сказать, что я не виноват, поскольку не видел препятствия из-за тумана. Но это совсем не значит, что водитель обязан предполагать, что в нарушение п. 4.5. Правил на дорогу будут выскакивать пешеходы в непосредственной близости автомобиля.
В данном деле суды также не указали, какой именно документ опровергает отсутствие у водителя технической возможности остановиться? Хотя единственным таким документом может быть только соответствующее заключение автотехнической экспертизы.

Нет в данных судебных актах и вывода судебной-медицины о том,  находился ли пешеход в момент наезда в движении или стоял, хотя судебно-медицинские эксперты, сопоставляя повреждения пешехода с повреждениями и следами притертости грязи на автомобиле, с легкостью могли бы ответить на этот вопрос.

Конечно, если было бы доказано, что пешеход стоял на проезжей части, причем не важно на обозначенном переходе или вне его, то вина водителя была бы очевидна. Но эти обстоятельства следствием и судом не установлены.Судя по показаниям водителя, и по тому, что он применил торможение и как попытался отвернуть влево, пешеход действительно приближался справа налево по ходу движения автомобиля. В любом деле, в частности и в рассматриваемом, необходимо учитывать, что в уголовном праве действует такое понятие, как презумпция невиновности. Соответственно, пока суд не провел автотехническую экспертизу и не доказал, что водитель располагал технической возможностью остановить автомобиль путем применения торможения или, наоборот, не доказал, что пешеход стоял на переходе более 3,5 секунд, вина водителя не может быть признана доказанной.

Весьма странным в данном деле представляется  и наказание, назначенное судом водителю С,В.А. в виде трех лет колонии поселения. Напомню, что из судебных актов следует, что водитель в отличие от пешехода был трезв, характеризуется положительно, имеет на содержании иждивенцев, при том, что имеет проблемы со здоровьем. Он едет с женой на своем автомобиле и ничего не нарушает. Его вина лишь в том, что в этом месте и в это время на его пути оказался пьяный пешеход. Кстати, отвлекусь немного, в моей практике был однажды случай, когда жена погибшего пришла и честно сказал, что у мужа были попытки суицида, и она уверена, что он попал под автомобиль с целью покончить жизнь самоубийством.

Но вернемся к нашему случаю. В чем социальная опасность этого водителя С.В.А.? Зачем его изолировать от общества? Кто будет содержать его иждивенцев? Как перенесет этот человек, имеющий проблемы со здоровьем, колонию-поселение?

А самый главный вопрос почему, по делам, где водители в состоянии опьянения грубо нарушают правила, выезжают навстречу и т.д., в результате чего погибают люди, которые правила не нарушали, к водителям применяется наказание 1.5 – 2 года колонии поселения, а в рассматриваемом случае водитель получил 3 года?

Мне очень не хочется думать, что это только потому, что он не признал свою вину в суде и попытался доказать свою невиновность.