Все о статье 264 Уголовного кодекса РФ. - ДТП с "пьяным" мальчиком


Все о статье 264 Уголовного кодекса РФ.


Быстрая, бесплатная
консультация по Ватсап https://wa.me/79672642641

ДТП с "пьяным" мальчиком?

"Жизнь - это история, рассказанная идиотом, наполненная шумом и яростью и не значащая ничего" У. Шекспир "Макбет", акт V, сцена 5

          В интернете развернулась целая компания против водителя автомобиля "Хундай Солярис" (Ольги Алисовой), совшившей во дворе подмосковного города Балашиха наезд на шестилетнего Алешу Шимко.

Возмущение людей обусловлено не только тем, что ребенок погиб во дворе, а еще и тем, что в крови у ребенка обнаружили 2,7 промилле алкоголя. Из отзывов в Ютуб следует, что часть общества буквально желает смерти водителя, а также следователя и эксперта. Ребенка Ольги Алисовой предлагают передать в детский дом и так делее. Хотя, судя по отзывам, многие даже не знают какое ограничение скорости установлено во дворе и уж тем более как проводится расследование или кто отвечает за вскрытие погибшего. Все это время СМИ систематически "подливало масло в огонь" показывая ускоренную запись движения автомбиля Алисовой и погибщего мальчика.  Из-за распространения искажённой информации в СМИ, расследование приобрело односторонний характер. С экранов ТВ представители правоохранительных органов клянутся отцу мальчика, что обязательно направят дело в суд. О какой объективности и беспристрастности тут может быть речь. Есть реальная угроза того, что  суд так же не станет разбираться и под гнетом возмущенной толпы вынесет приговор с максимальным сроком. Задумайтесь на секунду, что так «попасть» может абсолютно любой водитель, том числе вы или ваши родные.

        Прежде чем мы «закидаем водителя камнями» или обвиним родителей в том, что они не следили за ребенком или не дай бог позволяли употреблять алкоголь, давайте разберем эту ситуацию с правовой точки зрения.

Мы приносим соболезнования всем пострадавшим в результате данного ДТП и постараемся сохранить объективность в своих суждениях.

Миф первый. Водитель Ольга Алисова, являясь женой криминального авторитета, все организовала так, что мальчик оказался в состоянии алкогольного опьянения, а все эксперты и следователи помогают ей в этом.

Сложно себе представить, что жена авторитета работает продавцом и передвигается на бюджетной иномарке. Ее муж действительно отбывает наказание, но повлиять на расследование ДТП он вряд ли может.

Интересно другое. При расследовании следователи собирают характеризующие данные только об обвиняемом. Запросы о судимостях родных обвиняемого следствие не направляет. Однако возникает вопрос, откуда в СМИ информация о судимости мужа водителя? Кто получил и передал СМИ эту закрытую информацию? Сейчас уже достоверно известно, что отец погибшего мальчика (Роман Шимко) сотрудник правоохранительных органов. Надеемся это не он передал служебную информацию в СМИ.

Для установления вины водителя необходимо определить располагал ли он технической возможностью избежать наезда путем применения торможения. Проще говоря, выясняют мог ли водитель успеть остановить автомобиль. Чем неожиданней появился пешеход и чем быстрей он передвигался до наезда, тем меньше возможность у водителя остановиться. Из расчетных таблиц следует, что скорость находящегося в состоянии опьянения пешехода ниже, чем скорость трезвого пешехода. Таким образом, даже самый молодой следователь, специализирующийся на расследовании ДТП, знает, что нахождение пешехода в состоянии опьянения водителю не выгодно, поскольку при низкой скорости движения пешехода расчет может показать, что водитель успевал остановить автомобиль, т.е. мог избежать наезда. Кроме того, независимо от наличия алкогольного опьянения, совершать наезд на человека нельзя. Нахождение другого участника ДТП в состоянии опьянения может быть выгодно только тогда, когда спор идет о том, кто из водителей совершил маневр, послуживший причиной ДТП, или проехал на красный сигнал светофора. Так зачем же людям, якобы помогающим водителю, совершать такие сложные действия по фальсификации доказательств или по добавлению в организм мальчика алкоголя, если это негативно повлияет на главный вопрос о технической возможности водителя избежать наезда путем применения торможения, т,е о виновности водителя? Любой здравомыслящий человек поймет, что добавление ребенку алкоголя вызовет скандал. Что собственно и произошло. Поскольку с одной стороны возмутятся родители, а с другой - компетентные органы. Необходимо отметить, что за всю нашу многолетнюю практику мы никогда не сталкивались с подобным. И разумеется, как и все, мы удивлены и не можем даже представить откуда у мальчика опьянение. Если конечно родные мальчика говорят правду. 

Миф второй. Эксперт, проводивший вскрытие погибшего мальчика, сфальсифицировал выводы в части наличия у мальчика алкогольного опьянения в количестве 2,7 промилле.

В ходе повторных экспертиз проведено сравнение изъятых образцов погибшего с ДНК родителей. Установлено, что исследуемые образцы крови принадлежат мальчику.  Согласно выводов всех экспертиз алкоголь попал в организм мальчика при жизни и в печении выработался ацетальдегид - продукт переработки печенью алкоголя. Таким образом, алкоголь у мальчика в организме был уже при жизни. Чтобы опровергнуть эти выводы  нужна эксгумация. Мы полагаем, что эксгумации не будет, поскольку если она подтвердит наличие у мальчика алкоголя, то это повредит репутации недавно созданной Росгвардии, офицером которой является папа погибшего.

 

Миф третий. Эксперт не должен проверять 6 летнего мальчика на состояние алкогольного опьянения.

Вскрытие погибших в результате ДТП производится в обязательном порядке. При вскрытии изымаются образцы, которые направляются на исследование с целью проверки не был ли человек отравлен, выявляют содержание алкоголя в крови и т.д. Эксперт Клейменов, отобрав образцы, направил их на исследование. Исследование занимает длительное время, поэтому труп погибшего выдается родственникам для захоронения. Поступившее через какое-то время заключение химического исследования включается в акт вскрытия. Что Клейменов и сделал. Таким образом, Клейменов выполнил свою работу в соответствии с инструкцией.

 

Миф четвертый. Эксперт должен был думать и не должен был писать в заключении, что у мальчика обнаружено алкогольное опьянение (2,7 промилле).

Эксперт не может изменить или не указать в заключении выводы судебно-химического исследования крови. В том числе выявленный факт алкогольного опьянения и его степень. Если бы он эти сведения не указал, сокрыл или изменил, то это точно было бы должностное правонарушение.

 

Миф пятый. Ознакомившись с выводами химического исследования, эксперт обязан был эти выводы перепроверить.

Как уже указывалось, судебно-химическое исследование крови делается не сразу и к этому моменту родственники, как правило, уже забрали и захоронили погибшего. Для перепроверки выводов требуется эксгумация, которую провести эксперт не может, поскольку это находится в компетенции следователя и требует согласия родственников. Выступая на программе «Пусть говорят» эксперт Клейменов заявил, что изъятые образцы никто не подменял. Образцы в которых обнаружили алкоголь принадлежат мальчику. Это подтвердила генетическая экспертиза. Кроме того, эксперт говорил о необходимости эксгумации и настаивал, что она подтвердит выводы первоначальной экспертизы.

 

Миф шестой. От употребления алкоголя у ребенка образовался бы ожог трахеи. При такой дозе ребенок был бы в коме.

Специалисты говорят, что  промилле расчитываются в зависимости от веса. Для ребенка 2,7 это пару стаканов вина. Мы сомневаемся, что вино вызовет какие-либо видимые ожоги. Алкоголь  всасывается не сразу. Наиболее сильное опьянение в тот момент, когда концентрация алкоголя в крови и моче одинаковая. Если в моче выше, значит человек выпил давно и уже трезвеет. Если наоборот, то человек только выпил. 

 

Миф седьмой. Алкоголь мальчику ввели после смерти капельницей или пункцией.

Во-первых, задача вскрытия установить причину смерти человека, не отравили ли его и т.д. Для этого эксперт подробно исследует тело погибшего и описывает все повреждения, а так же любые следы инъекций. Какой-либо информации о таких следах в данном случае нет.

Во-вторых, из интервью дедушки следует, что мальчик погиб сразу. После наезда его положили на заднее сиденье автомобиля, где с ним находилась мама. Оформление таких ДТП длится несколько часов, после чего вызывается труповозка, которая доставляет погибшего в морг. Таким образом, в морге он оказался не ранее чем через три часа после ДТП, а то и позже. Мы очень сильно сомневаемся, что печень погибшего работает все это время. Если какие-то люди введут алкоголь в организм погибшего более чем через три часа после смерти, то вряд ли печень начнет его перерабатывать. Это вопрос не юридический и требует познаний в медицине. По нашему мнению алкоголь был в крови у мальчика при жизни. Оставшиеся сомнения могут быть разрешены экспертизой, но для этого необходима эксгумация.

 

Миф восьмой. Во дворовой территории установлено ограничение скорости 5 км/час.

Из многочисленных отзывов в Ютубе следует, что люди считают, что ограничение скорости во дворе 5 км/час. В действительности, если  знаков нет, то ограничение скорости 20 км/час. Удивительно, что часть людей судит о виновности и требует наказания водителя и всех кого только можно, вплоть до Президента, даже не зная Правил дорожного движения.

 

Миф девятый. Записи с камер подъезда дома загадочно исчезли.

На самом деле, согласно документов управляющей компании, камеры просто не работали. Мало того, отсутствие записи момента наезда на пешехода не выгодно именно водителю. Видео наезда наглядно показало бы, что водитель не успевала избежать наезда, как например на этих видео

https://www.youtube.com/watch?v=6RzWh6iKAwo&t=44s

https://www.youtube.com/watch?v=mcYxzEwCcGI

Обратите внимание, что  на видео обзорность с места водителя открывается раньше, т.к. мальчик бежит справа налево, а водитель расположен слева. В нашем случае мальчик выдержал слева направо и у водителя, сидящего слева, обзор и возможность обнаружить пешехода появится позже, чем на указанных видео. Если водитель позже обнаружит опасность (пешехода), то и шансов  остановить авто у него меньше.

Совет всем, ставьте видеорегистраторы, это позволит установит истину и спасёт вас от незаконного наказания.

Можно конечно обвинить водителя в том, что камеры на подъезде не работали. А так же в том, что она положила блоки в конце дворцового проезда, чтоб специально развернуться и совершить наезд на мальчика…..

 

Миф десятый. Автомобиль двигался со скорость 40-50 км/час.

На одном из видео видно движение автомобиля непосредственно перед наездом. Современные методики позволяют по видео проводить расчет скорости автомобиля.   Мы провели такой расчет. Скорость составила примерно 25 км/час. Надеемся, расчёты проведут и следственные органы. Мы не могли понять, почему в отзывах люди пишут, что скорость автомобиля Алисовой составляла 40-50 км/час, пока мы не обнаружили, что в некоторых СМИ ускорена скорость видео движения автомобиля Алисовой. Так, например, в передаче Малахова "Пусть говорят" от 28.06.17 на 35, 27 мин. показан фрагмент движения автомобиля, запись которого ускорена по сравнению с оригиналом.

 

Миф одиннадцатый. Автотехническая экспертиза установила, что водитель располагала возможностью остановиться.

К сожалению, у нас нет возможности ознакомиться с данным заключением. Мы можем только пояснить, что автотехническая экспертиза это расчет по тем параметрам, которые задал следователь и по следам торможения, при условии, что они обнаружены на месте происшествия. Если возникновение опасности задано с момента появления мальчика между припаркованных авто, то с этого момента и до наезда мальчик будет двигаться не более 1,5 секунд (см. Аналогичное видео) Этого времени недостаточно, чтобы остановить автомобиль даже со скорости 20 км/час.Чтобы получить вывод о виновности водителя, необходимо задать момент возникновения опасности от детской площадки и доказать, что водитель видела мальчика, бегущего от площадки. Этого мы не можем исключить, поскольку на видео водитель сообщала, что при осмотре места происшествия следователь якобы не отразил в протоколе и на схеме припаркованные авто, в то время как на видео видно, а дедушка и свидетели говорят, что мальчик выскочил между авто. Для получения расчета  виновности водителя, можно так же снизить расчетную скорость движения автомобиля. В любом случае, не то, не другое не будет соответствовать действительности, а значит выводы экспертизы нельзя признать правомерными.

 

Миф двенадцатый. Водитель пыталась откупиться, переведя родным погибшего мальчика 50 т.р.

Забрать заявление из полиции родные мальчика не могут, поскольку это дело публичного обвинения. Для возбуждения дела заявление потерпевших не требуется. Проверка проводится факту ДТП. Однако Уголовно-процессуальный и Уголовный кодексы предусматривают возможность прекращения уголовного дела в связи с примирением с потерпевшим. В данном случае с признанными потерпевшими родственниками погибшего. Для этого, взамен на выплаченную компенсацию, потерпевший письменно ходатайствует о прекращении уголовного дела. В данном случае мы предполагаем, что деньги переведены без каких-либо условий, вероятно, как помощь на похороны. За прекращение дела в связи с примирением, суммы как правило значительно выше.

Миф тринадцатый. В интервью дедушка высказывает сомнение в объективности следствия поскольку следователь осматривала заднюю часть автомобиля.

При осмотре места происшествия следователь обязан осматривать все следы и повреждения автомобиля. Осмотр и фиксация следов притертости грязи, в том числе на задней части авто не свидетельствует о необъективности следствия, а скорее о том, что следователь тщательно выполнял свою работу, а дедушка не в курсе специфики работы следователя по ДТП.

 

Миф четырнадцатый. Причина ДТП - разговор водителя по телефону.

Факт разговора водителем по телефону установлен. Об этом заявил руководитель следствия. Это делается путем запроса оператору о наличии соединения. Однако необходимо установить, что это нарушение находится в прямой причинной связи с наездом. Например, мальчик рисовал на асфальте, а водитель не смотрела на дорогу и совершила наезд. В нашем случае дедушка и свидетель четко говорят, что мальчуган выскочил между машин и в следующий момент его сбила машина. Таким образом, разговор по телефону не состоит в причинной связи с наездом, поскольку если б она не говорила по телефону, наезд все равно произошел бы.

 

Миф пятнадцатый.  Ольга Алисова арестована, поскольку скрыласть от следствия.

На самом деле это стандартный прием следствия. В дело вкладываются две повестки. Выписывается постановление о приводе обвиняемого. Затем рапорт оперетивного сотрудника, который привод осуществить не смог по причине отсутствия в адресе обвиняемой и можно выходить в суд с ходатайством об аресте. Учитывая известный резонанс вокруг этого дела, успех гарантирован. Вот только странно она как-то скрылась, продолжая ходить на работу. Забавно также, что Алисовой, которая управляла а/м в трезвом состоянии, с места ДТП не скрывалась, как мы уже говорили, технической возможностью избежать наезда не располагала, имеющей на иждивении ребенка, избирают меру пресечения в виде содержания  под стражей, а пьяному полицейскому, который совершил маневр и насмерть сбил женщину, после чего с места ДТП скрылся, избирают меру пресечения домашний арест..

Вот Вам и результат травли человека в СМИ.

 

Миф шестнадцатый. Начальник ГИБДД выезжал на место ДТП чтоб помочь Ольге Алисовой ("Пусть говорят" от 17.07.17)

Во-первых, ДТП с детьми находятся в ГИБДД на особом контроле.

Во-вторых, на место ДТП с погибшими обязан выехать ответственный руководитель ГИБДД. Если это начальник, значит начальник, если зам, то зам. Еслиб он не поехал, его фамилию все равно включили бы в сводку (Хинштейн этого не знает, в противном случае не намекал бы на то, что обычно начальники не выезжают).Так что, выезд начальника совсем не означает, что он приезжал помогать подавцу Ольге Алисовой.

 

Миф семнадцатый. Алисовой помогал некто с кем она спит("Пусть говорят" от 17.07.17).

Это уже слишком. Комментировать это мы не будем. Извините. Посмотрите передачу, обратите внимание кто генерирует эти мифы.

 

 

 

 

 

 

Факты которые удалось установить на настоящий момент.

  • Управляя автомобилем водитель следовала по дворовому проезду, где установлено ограничение скорости 20 км/час. Водитель незначительно превысила установленный скоростной режим ( на 5 км/час). Скорость будет установлена экспертизой по видео записи, но в любом случае, расчет технической возможности остановить авто должен производиться со скорости 20 км/час.
  • Слева по ходу движения автомобиля были припаркованы легковые автомобили, между ними есть проход, из которого, согласно показаний дедушки и свидетеля, и выбежал мальчик. Таким образом, мальчик выбежал между машин. С момента появления в поле зрения водителя и до наезда он пробежал по нашим расчетам не более 2 метров.
  • Не нужно иметь специальные знания чтобы понять, что в данной дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля не располагала технической возможностью остановиться, поскольку даже со скорости 20 км/час необходимо время, чтобы остановиться. Мальчик выскочил между автомобилями неожиданно и водитель вероятнее всего не успела даже среагировать.
  • На видео аналогичных наездов видно, что поскольку ребенок ниже чем взрослый, он не падает при наезде на капот, а практически сразу подминается под автомобиль. В следующий момент происходит переезд колесами.
  • Механизм образования телесных повреждений может установить комплексная судебно-медицинская и автотехническа экспертиза.  Таким образом, по делу необходимо проведение комплексной автотехнической и судебно-медицинской экспертизы. Эксперты сопоставят следы и повреждения на автомобиле с зафиксированными у мальчика телесными повреждениями.

Выводы: При появлении мальчика из-за припаркованного автомобиля, водитель не располагала технической возможностью остановить автомобиль. Для того, чтобы обвинить водителя в совершении преступления, предусмотренного ч.3 чт. 264 УК РФ, следствию необходимо получить вывод автотехнической экспертизы о том, что водитель располагала технической возможностью остановить автомобиль. Именно поэтому, следствие будет задавать момент возникновения опасности не с появления мальчика между припаркованных автомобилей, а значительно раньше, когда он бежал от детской площадки. Для этого следствие вероятно провело следственный эксперимент, которым попытается доказать, что водитель могла видеть мальчика, бегущего от детской площадки. Но мы понимаем, что при эксперименте, мальчика-статиста будет видно, ведь когда мы знаем, что искать и где смотреть, то обязательно увидим, даже через стекла припаркованных автомобилей. Таким образом, следствие сделает вывод о том, что водитель видела или должна была видеть пешехода на значительном расстоянии, но мер к снижению скорости не приняла… Пешеход конечно должен перед выходом на проезжую часть убедиться в безопасности, но в данном случае речь идет о ребенке и водитель должна была понимать, что ребенок не остановится. Если конечно она его могла видеть.

Если водитель могла не видеть бегущего мальчика, то его дедушка должен был видеть ехавший по дворовому проезду автомобиль. А если так, то почему дедушка не остановил или хотя бы не окрикнул внука?

Послушайте внимательно его интервью. Он не говорит, что не смог догнать или докричаться до внука. Дедушка говорит, что не ждал опасности. А теперь представьте, что вы во дворе гуляете с ребенком. Ребенок побежал к дороге. Куда вы будете смотреть? Правильно, нет ли там машин. Выйдите во двор и посмотрите мешают ли припаркованные авто видеть движение легкового автомобиля типа Хундай Солярис с высоты вашего роста. Мы проверили, не мешают.

Для нас вопрос, почему дедушка не видел опасности, мы уже не говорим, о том, что движение в строну дороги это и есть опасность, остается открытым.

Из СМИ следует, что дедушка приехал в гости. Семья могла собраться за столом? По крайней мере так делает большая часть нашего общества.

Невозможно поверить, что мальчик находился в состоянии опьянения, но перепроверять это надо обязательно. Ведь если эта информация подтвердится, то правомерно  будет задать вопросы родным мальчика. Может быть в этом случае расследование приобретёт объективный характер.

Рекомендации водителю:

  • Ходатайствовать о проведении эксгумации и повторном проведении судебно-медицинской экспертизы на предмет наличия алкоголя и механизма получения телесных повреждений.
  • Ходатайствовать о проведении комплексной судебно-медицинской и автотехнической экспертизы для определения механизма ДТП и причинения мальчику телесных повреждений.
  • Ходатайствовать о запросе информации о времени вызова скорой помощи свидетелем, которая якобы видела происшествие и вызвала скорую (не бывает таких свидетелей, которые видели такую трагедию, но в скорую не позвонили).
  • Ходатайствовать о проведении автотехнической экспертизы расчета по видеозаписи скорости движения автомобиля. Если превышение будет установлено, то необходимо установить состоит ли это превышение в прямой причинной связи с наездом.
  • Ходатайствовать о допросе понятых учувствовавших в первоначальном осмотре места происшествия и выяснить при допросе были ли припаркованные автомобили (хотя это и так видно из видео записи).
  • Обжаловать приговор вплоть до Верховного суда РФ.

Мы продолжаем следить за судьбой этого дела. Будем признательны за направление в наш адрес копии обвинительного заключения, которое на днях должно быть утверждено прокуратурой.

 

С момента написания этой статьи летом 17 года многое изменилось. Ольгу Алисову осудили к 3 годам колонии поселения. 

Суд апелляционной инстанции предпочел незаметить многочисленные нарушения, допущенные при расследовании этого дела.

О нарушениях вы можете посмотреть интервью адвоката Владимира Семина на канале "эксперт сайта 264 ук.рф" в ютуб.